23:21 

Глава одиннадцатая.

Люди должны знать, сколь хорошо я ими правлю. А как они смогут узнать это, если мы им не расскажем?
Ребята, обманул с редакцией первой части. Будет потом. Когда-нибудь=) Пока вот. Произошли некоторые мелкие изменения, здесь они учтены, так же будет и в исправленной первой части. Итак:

11-1


Глава одиннадцатая.
247 год и.л. Южные горы.



- Как думаешь, кто-нибудь из Империи добирался сюда раньше нас? Думаю нет. Потому предлагаю назвать это плато "Самая южная задница Империи", как тебе?

В будущем у этого места будет множество имён: Знающие Земли называли его плато Арномо; Смотрящие с неба - плоскостью Крига; Говорящие с механизмами, потерявшие здесь двоих адептов, вечно хмурых братьев Регидов - местом приложения Автарха. Однако мне больше нравился именно самый первый вариант и его вариации.

- Или может назовём его победителем конкурса "Самая дерьмовая ситуация двести сорок седьмого года"? - не унимался Ронах.

- Прекрати уже. Помоги лучше!

- А я что делаю?! Он же не уймётся!

Знающий Земли, мальчишка, года на три моложе нас, видимо, выбежал под снегопад сразу после падения небохода на самую южную задницу Империи и медленно уселся прямо на подтаявший на солнце снег. Судя по продолжительному времени, прошедшему после катастрофы, менять своё телоприложение он не собирался, несмотря на холод и посиневшие руки. Мы бы и раньше его отвели к костру, как и остальных, но, на его беду, устроиться его контуженое сознание решило с противоположной от основного лагеря стороны упавшего небохода.

Подбежав к нему, замёрзшему и раненому, мы с Ро..., с Брантом подхватили его под руки и потащили обратно в лагерь, к костру, помогая себе где ласковым словом, а где и заковыристой ронаховской руганью.

- На юг! - заорала вдруг наша ноша и вскинула руки по направлению своих географических пожеланий. - Туда! На юг!

- Какой "на юг", хороший мой, - ласково дал ему подзатыльник Ронах. - Только на север.

- Где Арномо?! - словно очнулся Знающий.

- Пока мы его не нашли, друг. Сейчас тебя пристроим у костра и поищем. - это было правдой наполовину: вряд ли Криг и Арномо с главным навигатором выжили. Но мы обязаны найти их тела. Сразу после того, как устроим лагерь и окажем помощь раненым.

Хвала небу, что удалось собрать всех этих растерянных контузией людей около костра, вот только один остался. Небесные псы, почему я не уточнил их количество до отправки?!

- Нам надо на юг! - забрыкался паренёк. Нет, он не очнулся, всё тот же бред.

Знающий вырвался и побежал вниз по снежному склону, в котором так удачно увяз наш небоход.

- Куда?! Замёрзнешь ж насмерть! - заорал Ронах.

- На юг! Бежим, все!

- Стоять!

- Небоход! Он раздавит меня! Нет! - Знающий поскользнулся, перекатился через себя и дикими глазами уставился на разбитое судно, но вскочил и понесся прочь. - Уберите! На юг, я уйду на юг, где Арномо!

- Теперь мы будем его догонять?

- Другие варианты есть, Ронах?! - Брант выхватил револьвер.

- Сдурел что ли?! Брант, не смей!

- Погоди ты!

Знающий бросился на снег.

- Боишься небохода?!

- Он раздавил Алрама! И Вайса! И ещё много много много много человек!

Да уж, здесь он точно был прав - по предварительным подсчётам (не все тела найдены) мы потеряли сегодня почти половину экипажа, но вот количество погибших пассажиров было пока для нас, временнокомандующих Керрил и Ронах, недоступно.

Ронах взвёл курок и выпалил не глядя в сторону небохода.

- Дружище, всё, страшного небохода больше нет. - Ронах убрал Кайнок и мы медленно подняли несчастного дрожащего картографа. Он еле стоял. - Смотри, остался только кусок металла, в котором мы найдём еду, одежду и оружие, чтобы спуститься с этих гор, которые теперь следует называть "Это задница мира! Не летай сюда никто!", кстати, запиши это название.

Знающий недоверчиво нахмурился.

- Спуститься на юг?

- Нет, домой, в Империю.

Не думаю, что мальчишка ждал такого ответа, однако тряхнул головой и стал подниматься наверх. Получалось плохо - обмороженные ноги не лучшие друзья в таком деле.

- Всё, наша защита от страшных бяк уже не требуется? - съязвил Ронах.

- Меня защищает Император и Единый.

- А, так он ещё и верующий. - протянул Брант. Мы тем временем почти подошли к лагерю.

- А вы? - неожиданно обернулся картограф.

- Я...

Церковь Единого существовала задолго до основания Империи. Множество известных Домов и Родов гордятся тем, что чтут Единого, а не иных богов. Выдумки дикарей, снисходительно говорят они, заслышав о, к примеру, красном боге и его сыновьях, которым издавна поклонялись на земле рода Ронах, или о Матери Гор, выдумке с земель Иджей. Постепенно, через пару поколений после становления Империи, Единый и Император силами церкви объединились в одно лицо, первый – властитель небес, второй – его воплощение земное, что даровало ему совершенно неограниченную власть в умах людей. Стоит, правда, отдать Империи должное - приходя на новые земли, служители Единого не насаждали повсеместно огнём и мечом свои устои и не отвергали старые божества. Тот же красный бог, к примеру, суть Единый, говорили они, поклоняйтесь по-старому. Только отбросьте ужасные жертвоприношения! И Дом Ронах согласился, со временем. Матерь Гор есть женское начало Единого, утверждала Империя бывшим южными племенам. Дикари верили и становились полноправными имперцами. А с приходом в гнездо Керрил моей бабушки, уроженки равнин Офстонов, Единый попал и к нам. Правда, это мало что изменило в крепко сбитом укладе поместья, населённого скептиками Керрил. К главному корпусу пристроили небольшую красивую часовенку, где моя бабушка молилась и сама читала проповеди дворовым людям. Ставшая после неё мажор-леди Керрил моя матушка, минора Аргрин, только что вышедшая замуж за тогдашнего секунд-лорда Керрил, то есть моего отца, на счастье дома оказалась столь же далека от религии, как и мужи нашего рода. Керрилам же подобное сходило с рук потому, что Империя отчаянно нуждалась в наших ветреных северных холмах, в которых так удобно было размещать уловители, огромные небесные ловушки на высоких металлических столпах. Уловители эти снабжали энергией добрую четверть Империи, что служило неплохой индульгенцией для нашего нейтрального отношения к Единому.

Насколько мне было известно, Ронах был помазан воином красного бога, как и все Ронах. Вот только служил он отнюдь не степи, как следовало бы и как поступали его братья и отец в Наземном Корпусе, и потому говорить об этом не любил.

- Эй! – донесся крик со стороны небохода.

- Кто там? – спросил Брант.

- Единый мой, это же Знающий Вайс! – охнул картограф. – Хотя… Да, это он! Вайс!

Картограф побежал навстречу другу, которого считал погибшим.

- Кто этот Вайс? – повернулся ко мне Ронах, недоверчиво смотря на приближающегося человека. Тот был одет точь-в-точь как и наш контуженый, и так же по-идиотски улыбался. – Мы разве не всех привели?

- Видимо ещё один остался. – ответил я, косясь на костры с закутанными в одеяла людьми вокруг них. – Да и чудик этот его узнал…

- Небо забери этих контуженышей, разбредутся кто куда и молчат потом, сколько их было и кого ещё нужно искать. Керрил, давай-ка ещё разок пройдёмся вокруг небохода, может, ещё кто остался…

11-2

247 год и.л. Южные горы.

- На кой чёрт мы не оставили это древнее барахло там?!
- Мы не могли бросить арсенал, Ронах.
- Кто бы его взял?! Следовало бы его закопать, вернёмся же потом с экспедицией, всё равно всё полезное снимем с небохода…
- Так что ж ты Кайнок-то не закопал, а?!
- Керрил, ты её с этими старыми ржавыми стрелялами не путай!
- Точно, она же гораздо старше.
Тут ответить было нечего: арсенал небохода был набран в сто шестьдесят втором году, когда появился наш небоход, тогда как все знакомые нам Говорящие с механизмами при виде револьвера Бранта лишь недоумённо разводили руками, мол, не знакома нам эта вещица, милорд Ронах, не Империей сделана. Брант тогда напускал на себя весьма гордый вид – смотрите, какой артефакт, а кто его хозяин? Терциум-лорд Ронах.
Сейчас же было совсем не до бахвальства, потому что на четвёртый день спуска с места крушения появилась очень неприятная проблема. Совершая каждоутренний пересчёт единиц вооружения, терциум Бренин не досчитался одного револьвера и пяти патронов. Каким образом он умудрился пропасть среди сорока еле передвигающихся от голода людей, половина из которых ни разу и револьвера-то не держали в руках, а другая половина – младшие офицеры и прочий экипаж небохода – лично сдали свои под роспись оружейному?
- Локх уже в курсе? – спросил Ронах у нервного молодого офицера из славного западного дома Бренин.
- Конечно, командующий Ронах. Как Вы и лорд Керрил просили, в первую очередь предупреждать обо всём вас двоих и старшего помощника Локха.
- А во вторую очередь об этом не стоит никого предупреждать, Смотрящий. – сказал я. – Надеюсь, никто больше не в курсе?
- Нет, милорд, конечно нет!
- В курсе тот, Керрил, кто сумел стянуть его из запертого ящика! Но ты только посмотри на них! – Ронах обвел лагерь рукой. - Кто это мог быть?!
Лагерь занимался своими делами – готовил завтрак на сорок человек, проводил обязательную перекличку, менял повязки паре тяжелораненых. Кто-то из этих людей ночью украл оружие. Оружие, способное убивать, каким старым и ненадёжным бы оно не выглядело.
Могли ли Знающие Земли это сделать? Да посмотри, Онтен, на них, они как вышли на следующий день после падения, так и идут за нами безразличными овцами, мало едят, мало говорят, мало помогают. Да ещё и не сами вышли, а пинками поднимать пришлось. Бранту, разумеется.
А экипаж? У меня волосы вставали дыбом от одной только мысли о такой возможности! Все, имеющие разрешение носить оружие, немедленно сдали его ещё перед выходом, три дня назад. Во всех я был уверен, хотя и провёл с ними на небоходе всего ничего - чуть меньше года. Что за дерьмо?! Да не стали бы офицеры воровать на глазах у всех, они же не идиоты!
- Милорд, а может это…
- Кто, Смотрящий с неба Бренин?
- Может южане идут за нами?
Небо тебя побери, Бренин! И ты туда же?! Какие южане? На высоте больше пяти тысяч метров, в горах, преследуют нас, кучку разбившихся имперцев?! Как ни странно, подобные идеи начали одолевать мою команду и картографов уже на второй день. Напрямую нам, конечно, никто таких предположений не заявлял, тут Бренин был первым, но толки, один немыслимей другого, среди усталых и испуганных людей ходили. И что самое страшное – распространять их, как я догадываюсь, начали именно служащие Его Имперского Небесного Флота.
- Прекратить истерику, лорд Бренин. – прикрикнул на него Брант. Верно, ещё не хватало, чтобы выжившие услышали этот бред из уст командующих. – Возьмите себя в руки, Вы же офицер.
- Простите, милорды. – его трясло. – Я чрезвычайно удивлён произошедшим и стыжусь признать свою некомпетен…
- Лорд Керрил, лорд Ронах! – подбежал к нам Локх. – Смотрящий Бренин, Вы тоже. Пожалуйста, за мной!
Ничего не объяснив, старпом быстрым шагом пошел в обход лагеря. Мы двинулись следом. Отойдя от палаток метров на сто, Локх резко изменил направление и побежал на юг.
- Эй, Керрил, а он же по следам идёт…
Мы втроём догнали старшего помощника, и я убедился в правдивости слов Бранта: Локх действительно шёл по следам – одни были свежие и, судя по рисунку отпечатка и размеру, принадлежали самому Локху, другие следы были старше, и оставила их явно не утяжелённая обувь экипажа, а лёгкие походные сапоги Знающих Земли.
Несколько минут мы молча спускались по выпавшему за ночь снегу. Никто ничего не говорил, всё было и так ясно – вот они, ноги, унёсшие револьвер. Небо убереги, пусть это будет не…
- Это Видлэ. Знающий, который всё пытался улизнуть на юг, помнишь, Керрил?
Я всё прекрасно помнил. Этот паренёк, оказавшийся сыном семьи Видлэ, четыре дня не мог успокоиться. На каждом привале он останавливался на южной стороне лагеря, что вызывало хоть какой-то смех у выживших. Даже его Знающий Вайс, которого он тогда так радостно обнимал, посмеивался над ним, хотя они двое и производили впечатление лучших друзей.
При всей своей помешанности, он, однако, не предпринимал никаких попыток убежать, благо рассудок не до конца покинул его контуженую голову. До сегодняшней ночи.
Видлэ лежал ничком примерно метрах в пятистах от лагеря, как я и боялся, в южной стороне. Видно, ушёл он не так давно, часа полтора-два назад, его не успел занести снег. На нём был его дорожный костюм, тяжёлый шерстяной плащ и походные сапоги, по следам которых мы сюда и дошли. На этом его снаряжение заканчивалось. Ни котомки с личными вещами, лишним грузом, который мы просили не брать с собой, но каждый, разумеется, взял, ни даже узелка с припасами.
- Я совершал обход, после того как узнал о пропаже от лорда Бренина, – заговорил тем временем Локх. – и заметил следы. Тихо переложил кучу тряпья для растопки на то место, где они начинались, чтобы никто не заметил спросонья. Прошёл по ним, и… Я ничего не трогал, милорды, сразу же помчался к вам.
- Спасибо, помощник Локх. – я должен быть лидером для всех этих людей, и мне следует приободрить старпома. Только вот почему так предательски громко стучит сердце? – Давайте-ка его перевернём.
- Выстрелил себе в сердце. – произнёс очевидное Ронах, когда мы осмотрели тело. – Керрил, какого хрена он убегал, а потом стрелял себе в сердце?! Да и мы все не услышали! Мы всего в полукилометре от него!
Выглядело это действительно странным. Видлэ явно убегал от нас на свой распрекрасный юг, украв револьвер, но не взяв с собой ничего из припасов. Хотя, я удивляюсь мотивации человека, боящегося небоход, словно он чудище из детских сказок… Небо, Онтен, когда ты успел стать таким циничным?! Только что, Керрил, только что.
- Думаю, он бежал с оружием в руке. Упал он точно с ним, видите, как рука лежит? Прямо под сердцем. – я пытался взять себя в руки. – Может, он оступился, а падая задел спусковой крючок? А не слышали выстрел мы из-за плаща и разреженного воздуха.
Первая же моя версия показалась всем довольно разумной.
- Только вот зачем он бежал со взведённым курком? – задал очевидный вопрос Бренин.
- Ты его видел, Смотрящий? – Брант тоже заковал себя в циничную лидерскую скорлупу, хотя я понимал: он переживает не меньше моего. – Он тут на всё горазд был.…Кстати, револьвер!
Бренин поднял оружие и пересчитал патроны.
- Четыре. Пропало пять, это был единственный выстрел.
- Смотрящий с неба Бренин, по возвращению в лагерь перемените замок на ящике с оружием. Патроны хранить отдельно. – сказал я. – Выполняйте. И да, позовите пару крепких ребят, по возможности не из картографов.
- Слушаюсь, милорд Керрил! – Бренин убежал обратно.
Теперь я позволил рухнуть себе в снег рядом с бедным Видлэ. Слёзы катились по моим щекам, но стыда не было – рядом, не скрываясь, плакали старпом и второй временнокомандующий Ронах.
- Локх, дорогой ты наш, - прохрипел Брант. – что ж нам теперь делать-то?


11-3

Хэй хэй!11

247 год и.л. Южные горы.

- Знаешь, что я буду делать, когда мы вернёмся?
- Догадываюсь.
- Я застряну в каком-нибудь баре и уйду оттуда либо с шикарной минорой, либо ты меня вынесешь через неделю вусмерть пьяного. – Брант знал о чём говорил.
- Не дождёшься, Ронах. Думаю, Совет не выпустит нас даже переодеться, стоит только нам показаться в Столице.
- Ха, точно. – хмыкнул мой друг. – Разбившиеся и вновь воспрявшие герои – Керрил и Ронах! Непобедимые и Непоколебимые герои, небоход нам в зад! Ох, чую, гулять-то буду не на свои…
Разумеется, Ронах всё прекрасно понимал – никаких баров и гулянок не будет. По крайней мере первое время. Надеюсь, что нас ещё и не закроют, как ответственных за катастрофу. Хотя нашей вины в ней нет, спуск скомандовал сам Криг. Но легко возвращение не пройдёт.
- Керрил, а что насчёт этого...Огюста?
- Ты знаешь, Ронах: сначала Совет, тот уже свяжется с Фамильным Бюро. А уж там с коллегией Знающих Земли разберутся сами. Это будет уже не наша беда.
- Не наша?! Керрил, ты в своём уме?! - повысил голос Брант. - Мы всего лишь позавчера похоронили беднягу Огюста Видлэ, а ты уже ждёшь момента, когда это станет не нашей бедой?!
Твою ж краснобронзовую рожу, Ронах! Ты упрекаешь меня в чёрствости?! Небо, я чуть не двинул ему в лицо.
- Смотрящий Ронах, попрошу не забываться! Как ты смеешь обвинять меня в подобном малодушии?!
- Как ты смеешь отказываться от него?! - взревел в ответ тот. - Оставим его так?!
Хорошо, что мы к тому моменту шли намного обгоняя остальных выживших, и никто не увидел нашу ссору.
Плохо, что мы ушли вперед одни, и никто не смог бы сейчас нас расцепить.
- Этим займутся люди, более сведущие в погребении, чем ты, Ронах!
- Куда уж мне!
- Верно, небо тебя подери, - я подскочил к нему и прошипел прямо в его разъярённое лицо. - Ведь это не тебе во всём разбираться!
Огюст Видлэ. Так отныне станут про него вспоминать. Согласно традициям, после смерти гражданина его имя становится достоянием общественности. Фамильное Бюро обнародывает всех. Будь ты простолюдин или аристократ, служивый или служитель, верный Единому или сын красного бога, Помечающим Главное всё равно. Сложнее, конечно, с пропавшими без вести, но и их несколько лет спустя ожидает та же участь.
В Империи люди относятся к этому по-разному: где-то традиции неукоснительно придерживаются и семья заказывает дорогие поминальные камни с тиснением имён усопших. Где-то же, напротив, родственники как можно дольше чинят всяческие препятствия Помечающим и ищут всевозможные лазейки в законах Империи, лишь бы оттянуть позорный, по их мнению, акт огласки. У нашего однокурсника Кирлоу несколько лет назад вообще случилась поистине безумная история. Старого деда прайма, почившего от старости, его сын, нынешний прайм-лорд и отец Смотрящего с неба секунда Кирлоу, умудрился прятать почти три месяца. На недоумённые вопросы других Домов вразнобой врали то о болезни, то о поспешном отъезде на острова... Легко тогда отделались, всего лишь передачей десятой части земель в пользу Фамильного Бюро.
Огюст же не принадлежал хоть сколько-нибудь значимому Дому, будучи сыном мелкого чиновника южной Фамилии Видлэ. Своего места Знающего Земли он сумел добиться, по рассказам его коллег, умом и неиссякаемым рвением к работе. Видно нечасто встретишь среди молодёжи младших родов желающих посвятить себя картам и пыльным библиотекам. Фамильцы, как их называл Брант после неприятного знакомства с кулаками дворовых молодчиков, коих он по пьяни обозвал прислужными семьями, больше предпочитали ряды Наземного Корпуса или артели Говорящих с механизмами, оставляя "вельможные" науки нам, Домашним, как нас окрестил пресловутый Ронах. Меня, как секунда Керрил, вполне устраивало моё положение в обществе, но вот подобная сословность раздражала. Ронах же считал, что и Дома и Фамилии сами виноваты в этой вечной проблеме пролетариата и буржуазии, не гнушаясь, однако, обществом тех самых фамильцев.
Имя картографа Видлэ было начертано у него, по обыкновению верующих южан, на правом виске, ближе к уху, скрытое от посторонних глаз его густыми тёмными волосами. Маленькая надпись не больше сантиметра в длину явно была сделана ему Служителем храма в его приходе. Довольно опасное место для такой информации, неспроста подобных "верунов", как их называл всё тот же Ронах, можно было отличить по причёскам, максимально скрывающих их уши.
Остальным выжившим пришлось сказать, что Огюст разбился, подскользнувшись на крутом спуске. О причинах его побега никто нас спрашивать не стал - он давно всем надоел своим "На юг!". Никто не сомневался, что именно туда он и отправился. Думаю, именно это и бесило Бранта больше всего - отрешённая безразличность экипажа. Потому он с утроенной силой всякий раз начинал балагурить и мгновенно закипал, стоило мне заикнуться о необходимости перепогребения - негоже было бы просто оставить его здесь, в горах, да ещё с наспех сколоченной табличкой с именем.
Моё замечание остудило его гнев. Он чувствовал себя виноватым.
- Я...Старик, извини.
А вот мне остыть удалось не сразу.
- За что?! За то, что я всё делаю один?!
- За это.
Будучи равными по чину и положению, мы оба оставались Командующими для этих людей на пригорке позади нас.
- Привал, Ронах.
Сбросив свою ношу на скалы под ногами, день назад сменившие снег, мы дождались остальных.
- Темнеет. Старпом Локх, здесь мы останемся на ночлег. Смотрящий Бренин, проверьте запасы, Ронах, пошли, обойдём всех.
В сумерках мы двинулись вокруг усталых продрогших людей.
- Экипажу и пассажирам небохода Первой Южной Кампании, - начал я, вернувшись в центр стоянки, где Локх уже разводил костёр. - По нашим расчётам, за той горкой начинаются Предгорья Иджей. Всё верно, господа Знающие Земли?
Трое-четверо из них кивнули, несмотря на то, что горкой это можно было назвать с большой натяжкой. Скорее уж полноценной горой.
- Завтра мы обойдём её. - продолжил я. - послезавтра дойдём до Предгорий. Осталось совсем немного.
Дальше слова не шли. Постояв молча у костра, выжившие поняли, что на этом ободряющая часть вечера окончена, и разошлись по своим делам.
- Керрил, - Брант протянул мне кусок чёрствого хлеба, нашего сегодняшнего ужина. - Что будем делать внизу? До Иджей то ещё дней пять пути, а Дорны ещё дальше.
- Я очень надеюсь на встречу с поисковыми отрядами. Нас уже должны были начать искать.
- Искать в горах протяжённостью с запада на восток в пять сотен километров.
Хорошо, что картографы если и понимают это, то не делятся с остальными. Иначе...
- И я очень надеюсь, Ронах, что нас найдут.

запись создана: 25.07.2013 в 20:47

@темы: небоходы

URL
Комментарии
2013-07-26 в 09:18 

Ай-ай
Я познаю мир
Рада, что вернулся к катастрофе. Что-то мне подсказывает, что это один из ключевых моментов повествования )

2013-07-26 в 10:32 

Anglahell
А мне хочется мелодрам:)

2013-07-26 в 11:12 

Люди должны знать, сколь хорошо я ими правлю. А как они смогут узнать это, если мы им не расскажем?
Всё будет:) И важность и мелодрамы.

URL
2013-07-30 в 23:40 

Anglahell
А вот и мелодрамы.

2013-07-31 в 09:34 

Ай-ай
Я познаю мир
И важность одновременно

2013-09-12 в 09:19 

Anglahell
У них эти имена вытатуированы?

2013-09-12 в 09:19 

Не няша
Тссс
урааа) и как интересно про погребения. новая коробочка в голове заполнилась) новая вселенная всегда представляется большим шкафом)

а зачем вернуться?.. их же расстреляют-зарэжут..
надо перечитать что ли, торможу)

2013-09-12 в 09:21 

Anglahell
Это флэшбек.Крушение их в юности.

2013-09-12 в 09:25 

Не няша
Тссс
аааа, все!!поняла))

2013-09-12 в 09:42 

Ай-ай
Я познаю мир
Психологизм нарастает - нравитсо )))

2013-09-12 в 09:53 

Люди должны знать, сколь хорошо я ими правлю. А как они смогут узнать это, если мы им не расскажем?
Я же неспроста временные метки ставлю теперь)

URL
   

Свадлогульстаргуз

главная